Древний Египет. В тени пирамид

Реферат на тему:

«Древний Египет. В тени пирамид»

Самые древние в мире и массивные монументы из камня — египетские пирамиды — были созда­ны, чтобы внушать людям благоговейный ужас и поражать их воображение. Поразительно, с каким ин­тересом люди всегда воспринимали самые невероятные теории, возникавшие на их счет. Так, например, один астроном из Шотландии узрел в размерах пирамиды Хе­опса не только закодированные в них расстояние от зем­ли до солнца и время исхода иудеев из Египта, но и дату будущего конца света — 1881 год.

Несмотря на всю видимую незыблемость пирамид, они, по иронии судьбы, пострадали не столько от сил природы, сколько от рук человека. Древние египтяне были первыми вандалами: они грабили их погребаль­ные покои и безжалостно сдирали с них известняко­вую оболочку, используя материал для других постро­ек, и. это варварство продолжалось и в более поздние времена.

Погонщики верблюдов и уличные торговцы, кото­рые, должно быть, досаждали своими призывами еще греческому историку Геродоту, когда тот осматривал пирамиды, сегодня обязаны держаться от них на при­личном расстоянии.

В тени пирамид

Однажды знойным летним днем 1867 года, Марк Твен, тогда еще молодой газетный репортер, отпра­вился из Каира на ослике в сторону песчаного пустынного плоского­рья Гизэ, что лежит в пяти милях к западу рядом с развалинами Мемфиса, древней столицы Египта. Цель путешествия: взобраться на одну из трех знаменитых пирамид Гизэ и осмотреть Сфинкса, получеловека-полузверя с туловищем льва.

Достигнув вершины в 137 м над землей, Твен присел отдохнуть и полюбоваться открывшимся ему захватывающим видом. Вот как он описал позднее свои впечатления в книге «Простаки за границей»: «С одной стороны простиралось, уходя за горизонт, бескрайнее море желтого песка: мрачное, безмолвное, лишенное всего живого, оно подавляло саму мысль о жизни. С другой — прямо под нами широким зеленым ковром раскинулся египетский Эдем, прорезаемый извилис­той рекой и весь утыканный маленькими деревушками и зелеными рощицами пальм, которые, сливаясь вдали, лишь подчеркивали его огромные размеры. На всем, словно в каком-то заколдованном мире, лежала печать неподвижности и спокойствия. Вдали, у горизонта, застыли, словно стражи у развалин древнего города, пирами­ды, поражая воображение своими правильными формами, а прямо у наших ног разлегся безучастный ко всему и непостижимый Сфинкс, так же меланхолично и бесстрастно взирающий на окружающее со своего скрытого в песках трона, как и пятьдесят долгих столетий тому назад».

они бьши возведены еще фараонами Древнего Царства, которое дли­лось около 500 лет, охватывая период приблизительно с 2575 по 2134 гг. до н.э.

Пожалуй, никто в Древнем Египте не проявлял такого живого интереса к пирамидам и их истории, как наследный принц Кэмвасет, четвертый сын Рамзеса II, одного из самых прославленных своими делами и долголетием фараонов Егип­та. Ко времени правления Рамзеса II (1290-1224 гг. до н. э.) пирами­ды Древнего Царства уже насчиты­вали тринадцать веков своего суще­ствования. Выкрошенные снаружи суховеями пустыни и разграбленные внутри расхитителями гробниц, пи­рамиды и относящиеся к ним храмы уже к тому времени пришли в пол­ное запустение. Получив благосло­вение отца, Кэмвасет принялся вос­станавливать пирамиды и другие гробницы Древнего Царства, стара­ясь придать им былое величие. Именно за его усилия в этой области Кэмвасета часто называют сегодня первым в мире египтологом и архео­логом.

История пирамид — как и некрополей, на почве которых они возникли — берет свое начало в Мемфисе, древней административ­ной столице Египта, которая находилась на западном берегу Нила в 32 км к югу от нынешнего Каира. Как гласит одно народное пове­рье, Мемфис был заложен около 2900 года до н. э. самим Миной (Менесом), могущественным военачальником, который впослед­ствии стал первым царем Египта после успешного объединения мно­жества рассеянных по всей долине Нила сельских и городских общин в одно централизованное государство. Жители Мемфиса называли свой город «Инеб-хедж» — «Белая Стена» — вероятно, из-за его выкрашенных белой известкой крепостных стен из кирпича-сырца, окружавших со всех сторон царский дворец. Постепенно Мемфис разросся вширь и глубь, став, по древним стандартам, огромной метрополией. Город простирался на 13 км с севера на юг и, 6,4 км с востока на запад и в течение более трех тысячелетий считался важ­ным политическим, торговым и культурным центром древнего мира. От его оживленных причалов отходили суда, направляясь вниз по Нилу к восточным берегам Средиземного моря и дальше в Гре­цию и на Эгейские острова. В период расцвета Мемфиса в городе проживало и трудилось до 50 000 человек, большинство из которых ютилось семьями в двух-трехэтажных домах из кирпича-сырца, ле­пившихся друг к другу вдоль узких извилистых улиц. Здесь жил в ос­новном мастеровой люд — искусные ремесленники, занятые в про­изводстве разнообразных видов продукции: изящно инкрустирован­ной мебели, ювелирных изделий из золота и полудрагоценных кам­ней, боевых колесниц, щитов, копий и другого оружия. Большая часть населения, однако, трудилась на сельских нивах, расположенных по обе стороны нильской поймы, занимаясь скотоводством и выращивая пшеницу и лен.

Ранние гробницы в Саккара делались из кирпича-сыр­ца. Они были прямоугольными, с плоскими крышами и слегка покатыми стенами. В каждом склепе имелось по несколько подземных комнат, в том числе вырубленная в скале центральная камера, в которую помещалось тело умершего вместе с его личным оружием, предметами туа­лета и даже музыкальными инструментами и настольны­ми играми. В части гробницы, расположенной наверху, на поверхности земли, находились помещения меньших размеров, в которых хранились продукты питания, вино, одежда, предметы мебели и орудия труда, т. е. все то, что считалось необходимым для поддержания жизни КА, или духа обитателя гробницы. В настоящее время егип­тяне называют такие гробницы арабским словом «маста-ба», что значит «скамья», т.к. внешне они напоминают прямоугольные скамейки из кирпича-сырца, которые и по сей день можно видеть у домов и лавок по всему Египту.

Около 2630 г. до н. э., во время правления фараона III династии Джосера, некрополь в Саккара претерпевает глубокие изменения. К тому времени египетские владыки сосредоточили в своих руках огром­ные богатства и обладали неограниченной властью над своими под­данными, которые все больше смотрели на них как на некие боже­ства, сошедшие с небес на землю. А божествам, как водится, пола­гались и грандиозные могилы, которые могли бы обеспечить продол­жение их возвышенного существования и в потустороннем мире. Чтобы отличать свою гробницу от могил прошлого, Джосер пошел на чрезвычайно смелое для своего времени решение, приказав строить ее целиком из камня, а не кирпича-сырца, как прежде. Хотя камень и прежде шел на облицовку стен и полов отдельных гробниц, никогда еще он не применялся в качестве единственного строительного ма­териала при возведении всего сооружения. Разработку проекта и строительство усыпальницы Джосер поручил своему разносторонне одаренному главному визирю и советнику Имхотепу. Шесть раз в ходе сооружения гробницы менял Имхотеп свое конструктивное ре­шение, пока наконец не остановился на конструкции, внешне на­поминающей шесть поставленных одна на другую мастаб уменьшаю­щихся размеров. Поэтому в своем законченном виде монумент по­лучил известность под названием Ступенчатая пирамида, что, по-видимому, отражало и ее духовную направленность — служить не­кой лестницей, ведущей фараона после его смерти в небеса духов­ной жизни.

Многое из того, что нам сегодня известно о Ступенчатой пирамиде, стало достоянием гласности, благодаря работам другого вид­ного египтолога, француза Жана-Филиппа Лауэра. В 1926 году анг­лийский археолог Сесил Ферс, предпринявший первые систематичес­кие раскопки в районе Ступенчатой Пирамиды, взял Лауэра, тогда еще двадцатичетырехлетнего студента-архитектора в Париже, к себе в помощники. Лауэр прибыл в Египет на короткий срок — и прожил там более 50 лет. «Как только я обследовал памятник, — рассказы­вал он корреспонденту в 1991 году, — я сразу понял его важность для истории, как первого сооружения, в котором применялась гори­зонтальная кладка из обтесанного камня, и к тому же построен­ного по проекту Имхотепа, этого Микеланджело древности. И я решил тогда посвятить этой работе всю свою жизнь».

Хотя камеры были уже давно разграблены и не содержали никаких сокровищ, Лауэра на каждом шагу поджидали «прият­ные сюрпризы», включая прекрасно выполненные на стенах барельефы, изображавшие фараона Джосера, то во главе рели­гиозной процессии, то в момент символического состязания по ритуальному бегу. Обследуя несколько лет спустя глубоко зало­женные подземные галереи комплекса Ступенчатой Пирамиды Джосера, Лауэр наткнулся на скелет восьмилетнего ребенка и около 40 000 ваз, чаш и блюд из алебастра, кварца, мрамора, доломита и других ценных пород камня, сложенных в одной комнате. Выяснилось, что все эти сосуды относятся ко време­ни, предшествовавшему эпохе правления Джосера. Лауэр по­лагает, что они происходят из других гробниц, расхищенных ворами, и что именно Джосер приказал поместить их туда из уважения к умершим, которым они когда-то принадлежали, с тем чтобы вернуть их в иной жизни законным владельцам.

Медумская пирамида ознаменовала собой крутой поворот во внешнем облике пирамид, ибо спустя некоторое время после завер­шения строительства ее гигантские ступени были заложены грубо оте­санным камнем для придания ей наклонной формы, а затем все со­оружение было облицовано известняком и стало похоже на настоя­щую пирамиду с гладкими, ничем не прерываемыми сторонами. Ос­тается не ясным, почему египтяне заменили ступенчатую конструк­цию на сплошную; некоторые ученые считают, что это как-то связа­но с усилением культа солнца в стране. Вполне возможно, что по­клонники бога Ра выбрали именно эту форму из-за ее внешнего сход­ства с солнечными лучами, которые, расходясь треугольником, пада­ют на землю, когда солнце освещает ее, выходя из-за облаков. К со­жалению, мародеры, охотясь за ценными породами камня, нанесли пирамиде немалый вред, повредив облицовку и обнажив ранние эта­пы ее строительства. Однако ее огромная каменная сердцевина от рук вандалов не пострадала, и сегодня, как и прежде, пирамида гордо высится над кучами мусора, который когда-то составлял ее внешнюю оболочку.

Но не надолго. Сын Снофру Хуфу (Хеопс, в греческом написа­нии), желая, видимо, переплюнуть в этом деле отца, приказал по­строить пирамиду еще более грандиозных размеров в некрополе Гизэ. Расположенная к северу от Мемфиса, эта территория издавна служи­ла местом захоронения высших сановников Египта, некоторые гроб­ницы которых восходят ко времени I династии. В отличие от своего

В ходе ее строительства либо сам фараон, либо его архитектор вносили изменения в проект ее внутреннего устройства, переместив царскую погребальную камеру из-под основания гробницы в самую сердцевину сооружения. Первоначальный вход в пирамиду — кото­рый только в 1989 году был открыт для всеобщего обозрения — ведет вниз по наклонному коридору к незаконченной камере, вырубленной в целиковой скале. Оставив ее, рабочие вместо этого пробили отвер­стие в потолке коридора в каких-нибудь 18 м от входа в гробницу. Разбирая каменную кладку, они продвигались вверх по пирамиде и в самой середине ее вырубили вторую погребальную камеру — которую уже в наше время по ошибке назвали камерой царицы. Ее они также оставили незаконченной. Затем они соорудили так называемую Боль­шую галерею длиной в 47 м, пробили новый вход и, наконец, выру­били саму камеру фараона. Для отделки был использован красный гранит, который добывался в Асуане, за 640 км к югу, и доставлялся в Гизэ речным путем. Там, в этой камере, у восточной стены и по­ныне стоит саркофаг Хуфу, хотя он давно уже пуст. Никто не знает, почему погребальную камеру фараона передвинули внутрь пирамиды. Некоторые археологи полагают, что в ходе строительства пирамиды произошла смена статуса фараона Хуфу, которого стали отождеств­лять с самим богом солнца Ра. Став фараоном Хуфу-Ра, он не мог быть погребен иначе, как только в середине пирамиды, напоминаю­щей своей конусообразной формой священный «бен-бен», символ са­мого бога Ра. В конце концов Хуфу, вероятно, остался доволен: его гробница — Великая пирамида Хеопса — превосходила своими разме­рами все, что было когда-либо построено в Египте до него (да и пос­ле). Потрясенные ее внешним видом, древние греки причислили Ве­ликую пирамиду к семи чудесам света. Ее основание, каждая сторона которого достигает 78 м в длину, было поистине гигантским, занимая площадь в 5,2 га. Как отметил один автор, внутри этой пирамиды можно поместить пять главных соборов Западной Европы, включая римский собор Св. Петра и лондонский Св. Павла. Ее высота — 147 м, т.е. на 54,2 м больше высоты Статуи Свободы в Нью-Йорке, — тоже захватывала воображение (при том, что с течением времени пирамида Хеопса стала на 9,5 м ниже, т. к. многие поколения егип­тян использовали ее в качестве строительного материала, разбирая верхушку на свои строительные нужды).

Никто не знает, каким образом была возведена Великая пирами­да. По одной, заслуживающей внимания гипотезе от близлежащего карьера к участку работ был построен гигантский пандус. Обвиваясь вокруг строящейся пирамиды, он рос по мере того, как продвигалось ее строительство, что давало строителям возможность укладывать бло­ки на все большей и большей высоте. Но если действительно исполь­зовался такой огромный пандус, то из чего он сам был сделан? Неко­торые египтологи высказывали предположение, что в качестве строи­тельного материала были использованы кирпичи из глины, хотя ника­ких остатков кирпичей поблизости не было обнаружено. Более веро­ятным материалом можно считать мусор, которым завален сейчас весь карьер, — тонны гипса, обломки известняка и глина.

Представить вещественные доказательства столь удивительной точности подгонки блоков друг к другу удалось сравнительно недавно американскому египтологу Марку Ленеру. Он обнаружил ряд ровно отстоящих друг от друга гнезд, вырубленных в скальной породе у са­мого края основания пирамиды. Ленер предположил, что в эти гнез­да древние инженеры вставляли колья, между которыми они протяги­вали веревку для измерения и выравнивания уровня основания пира­миды.

Знания древних египтян

Древние рабочие, видимо, по праву гордились своим мастерством строителей пирамид. Иногда это проявлялось в желании увековечить название своей артели; они малевали его краской или выцарапывали на огромных глыбах, с которыми управлялись, например: Бригада Победителей, Бригада Выносливых, Бригада Умельцев и т. д. Рабо­чие трудились от восхода до заката под лучами палящего солнца, под­держиваемые в рабочем состоянии целой армией «обслуживающего персонала», который через регулярные интервалы подносил им еду и питье, не давая тем самым свалиться замертво от истощения и жаж­ды.

В 1988 году Ленер и Захи Хавас, тогдашний директор археологи­ческих исследований, ведущихся в Гизэ и Саккара египетским Управ­лением Раскопок и Древностей, предприняли совместные раскопки в песчаном чашеобразном карьере к югу от Великой пирамиды, где, по их мнению, должны были находиться бараки строителей. Дело в том, что десятью годами раньше группа австрийских археологов действи­тельно обнаружила на этом участке глиняную посуду, а также пепели­ща костров и рыбьи кости, что натолкнуло ученых на мысль: это мес­то когда-то служило пристанищем для большого числа людей. Уже по прошествии нескольких недель работ Ленер и Хавас открыли остатки пекарни-пивоварни, восходившие к IV династии; значит, жилища ра­бочих были где-то неподалеку. Ученые исходили из того, что, как выразился Ленер, «было бы странным строить амбар для зерна и пе­карню там, где никто не живет». Археологи также откопали несколь­ко небольших захоронений, в беспорядке разбросанных по карьеру, которые, по их предположению, не могли быть ничем иным, как только кладбищами рабочих, умерших в ходе строительства пирами­ды. Хавас полагает, что им в конце концов удастся раскопать две де­ревни, погребенные под песками Гизэ, в одной из которых, по-види­мому, жили ремесленники, вырубавшие и тесавшие камень, а в дру­гой — рабочие, занятые транспортировкой блоков на место.

Не меньшую значимость, чем сама пирамида, имел комплекс погребальных сооружений, воздвигнутых вокруг нее. Комплекс пира­миды Хеопса — который во многом отличался от подобньк сооруже­ний, построенных вокруг Ступенчатой пирамиды Джосера — стал впоследствии эталоном для строителей будущих поколений. Здесь сте­на, возведенная вокруг пирамиды, отделяла от внешнего мира только ее саму. За ее пределами оказались три «подсобные» пирамиды мень­ших размеров, построенные для трех жен фараона, а также несколько кладбищ мастаб и два храма, соединенных друг с другом и с главной усыпальницей крытым переходом. Сегодня, однако, большая часть оригинального храмового комплекса Великой пирамиды все еще ле­жит погребенная под домами каирского пригорода Назлет эль-Сим-ман. Участок содержит остатки Храма Долины, где жрецы совершали свои первые погребальные обряды над фараоном Хуфу, и довольно значительную секцию перехода — крытой дорожки, по которой слу­жители заупокойного культа переносили забальзамированную мумию Хуфу из Храма Долины в его погребальную камеру в пирамиде.

Еще в 1954 году обычная расчистка мусора, предпринятая в юж­ной части основания Великой пирамиды, привела к необычайному открытию: архитектор и археолог Кемаль эль-Малах раскопал еще одну дотоле неизвестную часть комплекса гробницы Хуфу — погре­бальные шахты, в которых находились священные барки, используе­мые в обряде погребения фараона. Первая из двух лодок была извле­чена на поверхность и самым тщательным образом реконструирована (см. стр. 61—63). Теперь она выставлена для обозрения в специаль­ном музее, построенном рядом с пирамидой.

После долгих часов планирования эксперимента ученым удалось с помощью сложного оборудования отсечь проникновение в шахту внешнего воздуха, после чего они опустили в камеру через воздухо­непроницаемое отверстие трубку из нержавеющей стали. Они забрали 8 галлонов воздуха, закачав его в 6 специальных канистр, которые они намеревались отослать на анализ в Каир и США. В тот же самый день, ближе к вечеру, ученые опустили в шахту телекамеру для изуче­ния ее содержимого. Во время сканирования камерой разобранных частей замурованной в шахте барки объектив сфокусировался на ка­ком-то странном объекте, который двигался по куску дерева. «Тара­кан!» — воскликнул один из наблюдавших людей, сгрудившихся вок­руг монитора. Все надежды на то, что в камере сохранился воздух ты­сячелетней давности, сразу рухнули.

Древние египтяне поставили здесь на плоскогорье и своего вечного стража пирамид — Великого Сфинкса. Фараон Хафра приказал вы­сечь его колоссальную статую — 73,2 м в длину и 20,1 м в высоту на уровне головы — из целикового обнажения породы, оставленного в карьере строителями пирамиды Хуфу. У статуи лицо с чертами фарао­на Хафра, царский головной убор и традиционная накладная борода фараонов, а туловище — возлежащего льва, ибо издревле считалось, что это полумифическое существо стоит на страже священных мест. Какой еще тайный смысл приписывался Великому Сфинксу его созда­телями, до сих пор остается загадкой. Американский египтолог Ленер высказывал мысль, что Великий Сфинкс — это Хафра в образе Гора, древнеегипетского бога царской власти, совершающий приношения богу солнца Ра. В подтверждение своей теории он указывал на тот факт, что переход к культу солнца в Древнем Египте в своей завершаю­щей стадии совпадает с годами правления фараона Хафра.

он не только откопал Сфинкса, но и сделал ему «косметический ре­монт» лица, облицевал туловище известняковыми блоками и выкра­сил его в красный, синий и желтый цвета. Пророчество Сфинкса, данное им Тутмосу, сбылось — он действительно стал фараоном. В благодарность Тутмос приказал выбить рассказ о своем сновидении на высокой гранитной стеле, которую он поставил между гигантскими лапами чудовища.

Спустя три столетия после того, как был вырублен Сфинкс и возве­дены три гизехские пирамиды, эпоха строительства пирамид в Египте подошла к концу. Пепи II, в результате правления которого на не­сколько столетий приостановилось централизованное управление стра­ной, воздвиг в Саккара последнюю пирамиду Древнего Царства. Пы­таясь как-то возродить былое величие, фараоны XII династии Средне­го Царства (2040—1640 гг. до н. э.) возобновили строительство пира­мид, но им не удалось создать ничего подобного грандиозным творе­ниям древности. Сложенные в основном из обожженного на солнце кирпича-сырца, а не каменных блоков, пирамиды XII династии очень быстро развалились, превратившись в гигантские кучи мусора и щеб­ня: солнце, ветра и египетские редкие, но проливные дожди в конце концов сделали свое черное дело.

Как же выглядят пирамиды Египта, если их поставить ря­дом с наиболее известными архитектурными памятниками западного мира? По количеству использованного материала пи­рамиды, конечно, не имеют себе равных. Однако по высоте их силуэты, расположенные слева направо, дают следующие сопо­ставления:

— Ступенчатая пирамида, 62,2 м

— Ромбовидная пирамида, 105,6 м

— Великая пирамида Гизэ, 146,5 м

Как известно, из семи чудес света до наших дней дошла только Великая пирамида. И это не удиви­тельно: остальные «чудеса» были всего лишь сада­ми, статуями и храмами.

Если отбросить теологию и говорить о физичес­кой стороне дела, ясно, что Великая пирамида была задумана как неприступная цитадель, надеж­но укрывавшая мумию фараона Хуфу. Однако, как ни старались его зодчие изолировать погре­бальные покои от внешнего мира, грабителям уда­валось не только проникать вовнутрь, но и выры­ваться наружу, унося с собой сокровища, собран­ные в них для фараона. Они сумели обойти все расставленные для них ловушки и монолитные преграды — все ложные проходы и заградительные решетки — преодолевая суеверный страх, кото­рый преследовал их на каждом шагу.

Примером поразительной прозорливости стро­ителей пирамид служит усложненная конструк­ция, созданная ими над усыпальницей фараона Великой пирамиды. Она состоит из пяти отдель­ных отсеков, расположенных один над другим, че­тыре из которых имеют плоские каменные пере­крытия, а пятый сделан в виде остроконечной крыши, причем все они сконструированы таким образом, чтобы равномерно распределить нагрузку огромной массы камня, нависшей над погребаль­ной камерой и могущей в любой момент раздавить находящийся в ней саркофаг.

Археологическое обследование Великой пира­миды продвинулось так далеко, что в настоящее время можно представить детальные планы ее внут­ренних помещений. Конечно, некоторые счита­ют, что в ней имеются еще до сих пор не открытые комнаты. Не исключено, что так оно и есть на са­мом деле. Все детали, обозначенные на помещен­ной справа иллюстрации, являются плодом совме­стных усилий и находок нескольких поколений ар­хеологов, так что здесь можно видеть не только ин­терьер пирамиды, но и весь комплекс окружавших ее сооружений, включая спуск к Храму Долины, храмы, другие гробницы и оградительную стену.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Рефераты бесплатно