СТРУКТУРА СЛОГА В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ВОСТОЧНЫЙ ИНСТИТУТ

КАФЕДРА ФИЛОЛОГИИ СТРАН ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

 

СТРУКТУРА СЛОГА В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Реферат

 

Выполнил: Данилов Александр Альбертович

Группа: 16473

 

Проверила:

кандидат филологических наук, доцент

Матанцева Марина Борисовна

Улан-Удэ

2018

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………………………………..3

  1. Фонетические характеристики английского слога……………………………………4
  2. Слог как фонетическая и фонологическая единица. Различные трактовки слога. Теории слогообразования………………………………………………………………..5-8
  3. Структура слога……………………………………………………………………………………..8-9
  4. Виды слогов. Понятие открытого и закрытого слога……………………………. 9-10
  5. Слогоделение в английском языке (в сравнении с русским) …………………10-12
  6. Функции слога в фонетической структуре слова и фразы……………………..12-13

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………………………………..14

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………………………………15

 

ВВЕДЕНИЕ

Одним из важных показателей уровня развития у человека культуры, мышления, интеллекта служит его речь. Она – главное средство общения людей, — является фундаментом мышления человека и получения новых знаний.

Основу речи в качестве физиологического процесса представляет собой нервная система человека. Речью является сложная взаимосвязанная функциональная система использования звуков носителями определенного языка. На протяжении всей своей жизни человек совершенствует речь, овладевает новыми языковыми реалиями. Уже в раннем детстве у ребенка возникает потребность в выражении собственной мысли, которая удовлетворяется им с помощью простейших речевых элементов. Потребность в общении с возрастом расширяется.

Фонетика представляет собой раздел языкознания, который изучает звуковую сторону языка. К ней можно отнести все звуковые средства языка, то есть не только звуки и их комбинации, но и ударение и интонация.

Целью данного исследования является сравнение структур слога в английском и русском языках.

Для решения поставленной цели были определены следующие задачи:

  1. Дать характеристику слогу в английском языке.
  2. Дать определение слогу как фонетической и фонологической единице.
  3. Выявить структуру слога и виды слогов в английском языке.
  4. Сравнить слогоделение в русском и английском языках.
  5. Определить функцию слогов в фонетической структуре и фразе.

 

 

 

 

 

  1. Фонетические характеристики английского слога

Лингвистический энциклопедический словарь определяет слог как «фонетико-фонологическую единицу, занимающую промежуточное положение между звуком и речевым тактом» [2, c.28].

Слог представляет собой довольно сложную единицу, которую, как и фонему можно рассматривать с 4 точек зрения: акустической, артикуляторной, перцептивной и функциональной.

В артикуляторном отношении слог является основной единицей звуковой структуры слова. Слово, как известно, может состоять из одного или нескольких слогов. Слог является той наименьшей единицей, на которую может быть артикуляторно расчленено слово. По степени артикуляторной автономности слог, как часть, уступает лишь целому – звуковой структуре слова. Традиционно в языкознании выделяется несколько признаков слога как фонетической единицы. С точки зрения речедвигательного управления слог есть минимальная цепочка звуков, внутри которой действуют правила коартикуляции (например, в русском языке – наложение артикуляции последующего звука на артикуляцию предыдущего) и распределения длительностей. Предполагается, что слог реализуется не как последовательность звуков, его составляющих, а как цельный артикуляционный комплекс, т.е. задается единым блоком нейрофизиологических команд мышцам. С точки зрения речевой аэродинамики слог есть минимальный звуковой отрезок, на который приходится нарастание и спад величины воздушного потока (т.н. «дыхательный импульс»). В акустическом сигнале «дыхательному импульсу» соответствует восходяще-нисходящая дуга звукового давления («волна звучности»). По своему составу слог может быть единицей простой, состоящей из одной фонемы, или сложной, состоящей из нескольких фонем. В слоге осуществляется наиболее тесная связь аллофонов фонем. Он является той наименьшей единицей, в которой реализуются компоненты акцентно-ритмической структуры, т.е. словесного ударения [3, c.67].

 

  1. Слог как фонетическая и фонологическая единица.

Различные трактовки слога. Теории слогообразования

Исходя из выбранного аспекта, можно рассмотреть и различные трактовки слога, а также связанные с ними теории слогообразования. Так, анализируя артикуляторный или моторный аспект, можно начать рассказ с так называемой теории экспирации (пульсации грудной клетки), которая была экспериментально обоснована Р. Х. Стетсоном. Согласно этой теории, выдох в потоке речи представляет собой пульсирующий процесс, где каждый слог соответствует одному выдоху, т.о., количество слогов в высказывании должно соответствовать количеству выдохов в процессе производства этого высказывания. Эта теория подвергалась критике со стороны советских и зарубежных фонетистов на том основании, что иногда на одном выдохе можно произнести несколько слогов, а то и слов подряд.

Другая распространённая теория слога называется теорией сонорности, её разработал О. Есперсен. Он считал, что каждый звук можно охарактеризовать определённой степенью сонорности. Сонорность является акустической характеристикой звука, которая определяет его способность быть воспринятым. В соответствии с этой теорией, все звуки можно классифицировать по степени сонороности, которой они обладают. Начинают ряд открытые гласные (низкого подъёма), как обладающие наибольшей степенью сонорности, за ними следуют закрытые гласные (низкого подъёма), затем сонанты, далее – звонкие фрикативные, звонкие взрывные, глухие фрикативные и, наконец, глухие взрывные как обладающие наименьшей степенью сонорности. При любом порядке следования друг за другом звуки, обладающие наибольшей степенью сонорности, образуют ядро слога, а звуки, обладающие наименьшей степенью сонорности, — его крайние сегменты, т.е., слогораздел происходит в местах наибольшего контраста по сонорности. Например, в слове plant степень сонорности меняется от минимальной на звуке [р], к болей высокой на звуке [l] и достигает наивысшей степени на [a:]. Затем она снова начинает уменьшаться сначала до уровня [n], а потом и до второго минимального порога на [t]. Где, по этой теории, проходит слогораздел? В местах наибольшего контраста по сонорности. Это правило дополняется другим: согласный, непосредственно предшествующий гласному, всегда с этим гласным составляет слоговое единство. Возникает вопрос, не противоречат ли данной теории такие слова как мхи, рдеть, рвы – явно односложные, хотя по теории сонорности они должны состоять из 2 слогов. Несогласие с теорией мнимое! У слов, где в начале сонорный согласный + шумный, всегда впереди (до сонорного) длительный гласный призвук: [әмх’и], [әржат’] и т.д. Записи с помощью аппаратов это хорошо показывают. Призвук нейтрального гласного в такой позиции нормален, обычен в нашем произношении. Такой подход можно было бы считать универсальным, если бы в различных языках не существовали слоги, которые ему противоречат [3, c.48]. Например, английское слово stops должно иметь 3 слога вместо совершенно очевидного одного. При членении на слоги таких слов как моржи, коржик, возможны 2 способа: мор-жи, кор-жик; либо мо-ржи, ко-ржик. Во втором случае выделяется слог [ржы], в котором 2 сонорные вершины. Получается, что слог – не волна сонорности, а впадина сонорности. В нём подъём на [р] и подъём на [ы], провал на [ж]. Каждый подъём – это особый слог; значит в слове моржи последний слог [ржы] – состоит из 2 слогов! По мнению Васильева, наиболее серьёзный недостаток этой теории состоит в том, что она не объясняет, в чём состоит механизм слогообразования и слогоделения.

Существование стольких теорий и подходов к слогу доказывает только то, что это явление – очень сложное. Именно поэтому, каждая из теорий объясняет лишь ограниченное количество примеров, с ним связанное. Так, например, теория сонорности принимает во внимание только степень восприятия звука, теория пульсации – силу выдоха, и т.д.

Резюмируя всё вышесказанное, заметим, что вопрос о том, что представляет собой артикуляторный (физиологический) механизм слогообразования, до сих пор открыт, и можно только предположить, что этот механизм одинаков во всех языках и принадлежит к так называемым фонетическим или физиологическим универсалиям. Среди советских лингвистов принято придерживаться теории, которую в общем виде сформулировал Л.В. Щерба. Она называется теорией мускульного напряжения. Её суть состоит в том, что в большинстве языков в центре слога находится так называемая слогообразующая фонема, чаще всего – гласная, а иногда – сонант. Фонемы, предшествующие или следующие за слоговым пиком, называются крайними или маргинальными. Энергичность или напряжённость артикуляции увеличивается при переходе от превокалических согласных к центру слога и затем уменьшается на поствокалических согласных.

Таким образом, слог можно определить, как дугу артикуляторного (мускульного) напряжения. Стоит отметить, что позднее теорию дорабатывал Васильев, в частности, он заметил, что слог, как и любую другую произносимую единицу, можно охарактеризовать с помощь 3 физических величин: высоты тона, мощности и длительности. В пределах слога эти величины меняются от минимума на превокальных согласных до максимума в центре слога, а затем снова уменьшаются на поствокальных согласных.

Отсюда следует вывод, что если мы принимаем во внимание напряжённость артикуляции и вышеупомянутые акустические данные, то на уровне речепорождения слог можно рассматривать как дугу артикуляторного усилия.

До сих пор мы говорили о теориях, которые описывают слог либо с точки зрения артикуляции, либо с точки зрения восприятия. Так называемая теория громкости советского лингвиста Жинкина Ник. Ив. сочетает оба эти подхода. Эксперименты, проведённые этим учёным, показали, что дуга громкости на перцептивном уровне формируется в процессе изменения объёма полости зева, это происходит при сокращении стенок зева. Сужение фарингального прохода и, как результат, усиление мускульного напряжения, увеличивает первоначальную громкость гласного, т.о. формируя пик слога. Отсюда слог можно рассматривать как дугу громкости, которая соответствует дуге артикуляторного напряжения на уровне речепроизводства, поскольку изменения громкости являются результатом работы всех речевых механизмов.

Итак, трудности адекватного описания слога обусловлены многообразием подходов к этому явлению. Все точки зрения можно разделить на 2 группы: Некоторые считают слог артикуляторной единицей, не имеющей никакой функциональной значимости. Эту точку зрения доказывает тот факт, что границы слогов не всегда совпадают с границами морфем. Большинство учёных считают слог минимальной произносимой единицей, которая может обладать некими лингвистическими функциями. Когда мы определяем слог с артикуляторной точки зрения, то можем говорить об универсалиях, т.е. категориях, применимых к любому языку. Когда мы определяем функциональный аспект слога, необходимо делать это с оглядкой на структуру данного конкретного языка, не обращая внимания на всеобъемлемость теории, поскольку, как указывает Джимсон, схожие звукосочетания в разных языках можно разделить по-разному.

Определение слога с функциональной точки зрения в современной лингвистике выделяет в слоге следующие черты:

  1. Слог – это цепочка фонем разной длительности.
  2. Слог формируется на основе контрастных компонентов (обычно гласный/согласный).
  3. Ядром слога является гласный, присутствие согласных не обязательно; не существует языков, в которых гласные не используются как ядро слога, однако, есть такие языки, в которых слогообразующая функция присуща согласным.
  4. Дистрибуция фонем в слоговой структуре происходит в соответствии с правилами каждого отдельного языка [1, c.72].
  5. Структура слога

Слогообразующие звуки в английском языке. Слогообразование в английском языке происходит на основе фонологической оппозиции гласный – согласный. Гласные обычно слогообразующие, а согласные чаще всего нет, за исключением сонантов [l,m,n], которые становятся слогообразующими, если стоят в конце слова в безударной позиции после шумного согласного, например, в словах little, blossom, garden.

  1. Виды слогов. Понятие открытого и закрытого слога

Структура слога меняется в зависимости от числа и порядка следования согласных. В английском языке выделяют 4 типа слога:

Ситуация с  той же Чулпан Хаматовой, которую я очень люблю и уважаю то, что она делает, но, условно, для меня, и я рада, что она меня поняла и поняла, почему я это спросила и так далее, для меня этот компромисс стать… Лазарева: А, от кого брать деньги, от кого не брать деньги — это ты имеешь в виду? Собчак: Нет-нет, даже не от кого брать деньги, а, условно, иногда быть вынужденной продавать свои политические убеждения и свои какие-то принципы за то, чтобы сделать дело — это для меня очень открытый вопрос, он такой философский. Сколько стоит эта слезинка ребенка? И этот вопрос я хочу задать тебе и как подруге Чулпан, и как, например… потому что, например, Чулпан для меня в этом смысле делает как бы важный выбор и осознанный, и тяжело его очень делает. Есть Лиза Глинка, которая, знаю, твоя подруга, ты ее очень любишь. Лазарева: Уже нету. Собчак: Была, да. Но тоже вся эта история с Володиным и так далее, ее же тоже нельзя просто забыть и выкинуть, нельзя, она была. Для тебя где грань этого компромисса? Лазарева: Но, видимо, я счастливо избежала, мне очень повезло, я никогда не была допущена до такой степени до Володина, до Путина и так далее, я во время очень соскочила, и никогда не были мы в этой когорте людей, которые когда-либо будут допущены. Поэтому я, видимо, счастливый человек, потому что такого выбора у меня никогда не было. Но ты просто говоришь о том, чего ты не понимаешь. У тебя просто никогда не было этого выбора, понимаешь, в твоей жизни. Когда он к тебе придет, ты все поймешь. Просто каждый человек несет свою ответственность, он взваливает на свои плечи ровно столько, сколько он может сделать. Ответственность Чулпан в том, что она взяла на себя ответственность за конкретную больницу, за конкретных детей, которых она приведет туда. Что там про нее потом скажут — честно говоря, мне кажется, ей совершенно пофиг, потому что она знает, что ее ответственность лежит немножечко в другом русле. Поможет она кому-то, Владимиру Владимировичу выдвинуться, не поможет — она берет… она про другое, она про другое, точно так же, как и Лиза про другое, понимаешь? У нее были глаза напротив, у Лизы, этих детей несчастных, и ей совершенно пофиг было, что кто про нее подумает, понимаешь? Это совершенно другой уровень ответственности. Собчак: Но смотри, я же не про них, их здесь нет ни в этой студии, Лизы нет в живых уже. Лазарева: Ты про меня? Я тебе сказала, у меня не было этого выбора. Собчак: То есть тебя в этом ничего никогда не смущало? Лазарева: Никогда ничего. Собчак: То есть условно, ты смотришь, ты видишь свою подругу Лизу, которая защищает события в ДНР и во многом оправдывает эти действия, и говорит какие-то слова, которые, видимо, она должна была сказать, и у тебя нету ощущения, почему она это сделала. Лазарева: Ты знаешь, я даже не понимаю, о чем ты сейчас говоришь, если честно. Для меня вообще понятие это — ДНР, эти все слова, я мало понимаю, что это такое значило, потому что я действительно очень от этого всего далека. Я точно так же, как и Лиза, когда вижу, что кто-то страдает, мне совершенно все равно, я просто должна тут же  и немедленно этому человеку помочь, а потом уже разбираться, почему он страдает и кто виноват. Причем даже это не в моей компетенции, как правило, будет, но помочь человеку, который страдает в данный момент, я считаю важным. Враг он, не враг. Ты знаешь, мы недавно с Борисом Акуниным, у нас так искорки как полетели, он мне говорит: «Как? Да ты что! Хочешь сказать, что ты будешь разговаривать с таким-то, таким-то нерукопожатным человеком?». Я говорю: «А что с ним не разговаривать-то?». То есть, понимаешь, я абсолютно про другое, мне все равно, почему-то мне все, каждый человек дорог. И если будет плохо Володину какому-нибудь… Собчак: Подожди, разговаривать, Тань, это другое. Это даже еще ближе… Лазарева: Нет, просто я почему про Акунина говорю, что для него даже такого нет. Он меня уничтожил и загнобил. Собчак: Я знаю. Я, кстати, твою позицию очень уважаю, но разговаривать — это как раз совсем, на мой взгляд, радикальная позиция того, о чем говорю я. Но, условно, сможешь ли ты…? Лазарева: Не подать руки Путину, который упадет в лужу, поднять его? Собчак: Нет-нет. Подать руку, на мой взгляд, я сейчас говорю только про себя, не про кого-то еще — конечно, подать и, конечно, разговаривать. Но, условно, грань, которую переходит большое количество благотворителей, в том числе, которых мы сейчас обсуждали, когда ты должен хвалить преступные режимы в ДНР, в ЛНР, когда ты говоришь о том, что Володин чудесный руководитель и вообще спасибо ему огромное. То есть, на мой взгляд, это уже вещи избыточные и необязательные в том, чтобы спасать детей. То есть не ставит тебе, я уверена, Володин условия: «Знаешь что, Лиза Глинка, если ты меня не похвалишь…». Не верю я, что ставит. Лазарева: Ты не веришь, я верю. Собчак: Ну что, он приходит и говорит: «Похвали меня, пожалуйста, Лиз, публично». Лазарева: Я не знаю вообще, кто такой Володин, но, скорее всего, и прекрасно себе представляю, что эти люди, они вообще про другое, именно это, может быть, им было важным даже. Собчак: Но ты бы на это пошла бы? Лазарева: Я не знаю, кто это даже, понимаешь, честно говоря. Собчак: Хорошо. Кого ты знаешь? Лазарева: Путина знаю. Собчак: Путина. Сказали, тебе надо похвалить, Тань, Путина и сказать: «Поддержите его на выборах». Лазарева: Нет, ну это вряд ли. Собчак: «Поддержите, но мы вам фонд, все поможем, что надо, сколько? Миллион, два? Давайте спасем. Сколько нужно? Все сейчас». Ты бы это сделала сама? Ну просто да или нет. Лазарева: Каждый случай… Нет, конечно. Собчак: Нет. А почему тогда не осуждаешь людей, которые это делают? Лазарева: Да почему же я каких-то людей вообще в жизни должна осуждать, послушай? Собчак: Но внутренне, сама по себе, у тебя? Лазарева: Вообще даже не собираюсь никого осуждать. Каждый человек проходит свой путь, и я не могу… Собчак: Но ты бы этот выбор не сделала? Лазарева: Слушай, мы так гипотетически с тобой говорим. Собчак: Как? Вполне реально. Лазарева: Я не знаю, как сложится жизнь. Никогда не говори никогда. О чем ты говоришь? Я не знаю, может, ко мне придут так, поставят мне пистолет в бок и скажут: «Мы сейчас твоих детей заберем». Собчак: То есть в бок — это любой человек скажет. Нет, это другая. .. Лазарева: Ты про семью про свою, собираешься Триумфальную,  у тебя трое детей и больше ничего. Как это? Что после этого, я с этими людьми буду как вообще разговаривать? Конечно, нет, конечно, они мне глубоко противны и отвратительны все, если они ставят так вопрос, но всякое решение возможно только тогда, когда ты перед ним стоишь, и тут уже точно решение каждого человека. Степень ответственности, которую ты берешь на себя — это степень ответственности каждого человека, и каждый проходит свой путь. И ты идешь своим путем, рядом с тобой еще идет куча всякого народу. Ты его можешь осуждать, любить, не принимать, здороваться, не здороваться, но ты не можешь никоим образом на них повлиять. Твой путь — вот что главное. Поняла? Собчак: Пытаюсь, пытаюсь. Ты сказала, что у тебя был разговор на эту тему с Борисом Акуниным. А он объяснял свою позицию? Почему он считает, что есть люди, которым…? Лазарева: Слушай, мы совершенно не обязаны, и вообще я тебе говорю, что у нас… Собчак: Нет. Почему не обязаны? Мне просто интересно… Лазарева: Нет, я у него не просила объяснить его позицию. Но просто мы с ним, опять же, я же тебе говорю про то, что мы с ним так, у нас все так взвинкнуло, и он остался при своей позиции, я — при своей, мне просто оказалась она странной. То есть я всегда знала, что он такой, знаешь, крепкий такой, на своем такой, знаешь, упертый такой. Собчак: А почему странной показалась позиция? Лазарева: Потому что мне такая жесткая позиция в отношении людей, которые когда-то там что-то сделали не так, как ему показалось правильным — ну почему ты решаешь что-то за других, оцениваешь других людей? Это их выбор, у тебя свой выбор, ну я так про себя считаю. Собчак: Но ты не думаешь, что из-за такой общей мягкости, собственно, общая мягкость и порождает зло? Ты не думаешь на эту тему? Лазарева: Нет. Собчак: Ты так не считаешь? Лазарева: Я по своему опыту этого не вижу. Знаешь, я не скажу, что я порождаю очень много зла. Может быть, кто-то… Собчак: Но ты нет, ты как раз не порождаешь. Лазарева: Так а мягкость моя и есть в этом. Ты про какую мягкость говоришь? Собчак: Я говорю про компромиссность. Ты не компромиссный человек, ты можешь отстаивать и говорить, но ты сама таких компромиссов, может быть, действительно тебя ими не искушали, но ты их не делала. К тебе невозможно придраться в этом смысле. Лазарева: Но так я не могу это обсуждать, понимаешь? Я не могу и осуждать этих людей, потому что… Подожди, у меня же был прекрасный компромисс, когда я понесла факел на Олимпиаде в Новосибирске. Перед Олимпиадой я пронесла факел в своем родном Новосибирске, олимпийский факел, и просто была своими же, там был очень большой срач в фейсбуке, убийственный просто совершенно, но я так, собственно, к этому была готова. Собчак: А ты пронесла почему? Почему ты решила это сделать? Лазарева: А потому что я была, ну для меня это было какой-то честью, что ко мне обратились и сказали: «Не хочешь ли ты как человек, который представляет Новосибирск, пронести в Новосибирске Олимпийский огонь?». Конечно, хочу. Собчак: Почему это многие восприняли компромиссом? Ты же можешь поддерживать страну и не поддерживать кого-то. Лазарева: Видишь, молодец какая. Конечно же.
  • Открытый no CV
  1. Закрытый odd VC
  2. Прикрытый note CV(C)
  3. Неприкрытый oh, oak V(C)

В английском языке имеются все четыре возможных типа слога:

1) полностью открытый слог, т.е. слог, состоящий из одного гласного, например, or, I, a-bout;

2) полностью закрытый слог, т.е. слог, состоящий из гласного в окружении согласных, например, cup, time, strong;

3) слог, прикрытый в начале, т. е слог, начинающийся одним или несколькими согласными – sea, play, straw;

4) прикрытый в конце, т. е заканчивающийся одним или несколькими согласными – at, apt, acts [4, c.19].

Полностью открытый слог, как слог, состоящий из одного гласного (монофтонга или дифтонга) не имеет структурных подтипов. Остальные же типы слогов в зависимости от количества входящих в них согласных могут иметь ряд различных подтипов. Для полностью закрытого слога таких подтипов по данным Г.П. Торсуева, насчитывается 12.

Таким образом, всего исследователи выделяют 19 подтипов английских слогов. В русском языке имеются все четыре возможных типа слога:

1) полностью открытый слог, например, а;

2) полностью закрытый слог, например, ров;

3) слог, прикрытый в начале -да;

4) прикрытый в конце,– ад. Полностью открытый слог состоит из одного гласного и потому не может иметь структурных подтипов [7, c.50].

Напротив, остальные 3 типа слогов имеют ряд подтипов. Полностью закрытый слог, т.е. начинающийся и заканчивающийся одним или несколькими согласными, имеет следующие подтипы: 1. CVCC ламп; 2. CVCCC текст; 3. CCVC штат; 4. CCCVC встать; 5. CCVCC штамп; 6. CCVCCC сфинкс; 7. CCCVCC впрясть; 8. CVCCCC лекарств; 9 CCVCCCC графств [5, c.89].

Таким образом, полностью закрытый слог представлен в русском языке 10 структурными подтипами.

Прикрытый в начале слог имеет 4 подтипа: 1. CV да, 2. CCV все, 3. CCCV мзда, 4.CCCCV встретить.

Прикрытый в конце слог имеет 3 подтипа: 1.VC ад, 2. VCC акт, 3. VCC Омск.

Таким образом, в самом обобщённом виде слог в русском языке представлен 18 структурными разновидностями. Очевидно, что для английского языка фундаментальным типом слога является закрытый слог, а для русского – открытый. Количество превокальных согласных в английском слоге колеблется от 1 до 3, а количество поствокальных согласных — от 1 до 5. Что касается количества слогов в английском слове, то оно может колебаться от 1 до 8, например, в come, city, family, simplicity, unnaturally, incompatibility (несовместимость), unintelligibility (неразборчивость).

  1. Слогоделение в английском языке (в сравнении с русским)

Лингвистическая значимость слогоделения в различных языках состоит в выведении типологии слога и слоговой структуры значимых единиц языка, т.е. морфем и слов. Именно слогоделение определяет слоговую структуру языка, его слогового типа. Слоговая структура языка, как и его фонемная структура, подчиняется некоему набору правил. Та часть фонетики, которая имеет дело с этим разделом языка, называется фонотактика. Фонотактические возможности языка определяют правила слогоделения в языке. Как указывают фонетисты, проблема слогоделения в английском языке появляется только при наличии согласных в интервокальной позиции или сочетаний согласных, например: city, agree, extra. В таких случаях определить границы слога нелегко.

Теоретически возможны 2 варианта:

  1. Граница слога находится после интервокального согласного
  2. Граница слога находится внутри согласного [3, c.37].

В обоих случаях первый слог является закрытым в соответствии с фонотактическими правилами английского языка, потому что краткий гласный должен остаться усечённым.

Результаты инструментального анализа показывают, что точка слогоделения в словах типа pity, topic, measure, Bobby лежит внутри интервокального согласного.

Этот вывод имеет огромное значение для русских, изучающих английский язык. Им необходимо помнить, что в русском языке ударный слог в структуре (C)VCV(C) всегда открыт, например, у-хо, мя-та, о-бувь, в то время как в английском такой тип слога является закрытым, если слоговая гласная – краткая и усечённая. Чтобы правильно произнести английские слова такого типа, необходимо осуществить очень быстрый и закрытый переход от гласного к согласному.

Теперь рассмотрим другой тип интервокальных сочетаний согласных. К нему относятся сочетания типа VCCV(C) agree, abrupt. Чтобы определить слоговую границу в словах такого типа необходимо применить фонологические критерии, первым из которых будет дистрибуция сегментных фонем.

В указанных выше примерах слова делились на слоги следующим образом: a-gree, a-brupt, потому что такие комбинации согласных как gr br могут стоять в начале слова в английском языке. С другой стороны, существуют звукосочетания, которые не могут быть найдены в начале слова, а, следовательно, через них может проходить граница слога, например: ad-mire, ab-hore. Необходимо заметить, что в некоторых случаях дистрибутивный критерий моет не сработать,например, когда число интервокальных согласных равно 3 как в слове extra, где мы имеем 3 возможных границы слогоделения: [ek-srә] – back street; [eks-trә] – six try; [ekst-rә] – mixed ray [6, c.32]. В таких случаях можно полагаться только на интуицию носителей языка. Подсознательное ощущение нового произносительного усилия заставляет их делить слоги так: [ek-strә]. Этот способ зафиксирован в произносительном словаре. В сложных существительных типа toast-rack существенную роль играет только морфологический критерий, потому что границы слога должны совпадать с границами морфем, и такие случаи не представляют ни малейшей сложности.

  1. Функции слога в фонетической структуре слова и фразы

Рассмотрим 2 наиболее важные функции слога, конститутивную и дистинктивную.

  1. Конститутивная функция слога состоит в его способности быть частью слова или собственно словом. Слог формирует языковые единицы большего размера, такие как слова, морфемы и высказывания. Здесь следует иметь в виду 2 вещи.

Первая: слог – это единица, в пределах которой можно обнаружить взаимосвязь дистинктивных признаков фонемы и их акустических коррелятов. Второе: в пределах слога (или нескольких слогов) реализуются просодические характеристики речи, которые в свою очередь, формируют акцентный рисунок слова, а также ритмическую и интонационную структуру высказывания. В общем, слог – это очень особенное мельчайшее образование, которое обладает одновременно сегментными и супрасегментными признаками.

  1. Дистинктивная функция слога состоит в его способности различать слова и словоформы. Чтобы это доказать, необходимо найти несколько таких минимальных пар, в которых бы количественные и качественные особенности определённых аллофонов сигнализировали о границе слога. До сих пор была найдена лишь одна минимальная пара, демонстрирующая словоразличительную функцию слога: nitrate – night-rate. Различие здесь состоит вот в чём: в степени аспирации: степень аспирации на звуках [t] выше у первого члена оппозиции, чем у второго. В аллофоническом различии звуков [r]: в первом слове оппозиции он слегка оглушён под влиянием предшествующего [t]. В длительности дифтонга [ai]: во втором слове оппозиции он слегка короче, т.к. слог закрыт глухим взрывным [t] [2, c.51]. Из примера видно, что слогоделение меняет аллофоническое наполнение слова, поскольку в разных позициях внутри слога (начальной, средней, конечной) фонема реализуется в разных аллофонах. Аналогичное различение словосочетаний можно проиллюстрировать намного большим количеством примеров: an aim – a name, mice kill – my skill, an ice house – a nice house, peace talks – pea stalks, plate rack – play track. Иногда различное слогоделение может стать основой для дифференциации предложений в таких минимальных парах как: I saw her eyes. – I saw her rise. I saw the meat. – I saw them eat [6, c.87].

Необходимо отметить ещё одно явление в английском языке, которое иногда также иллюстрирует языковую значимость слога. Суть в том, что большинство фонетистов считают долготу слоговой гласной одной из важнейших характеристик слога. Было экспериментально оказано, что долгота гласного увеличивается в слоге, произносимом с восходящей интонацией. В таких случаях гласный обретает длительность достаточно свободную, чтобы стать признаком границы слога, например: Isn’t this day hotter? The days are getting hotter [6, c. 90]. Слово hotter из предложения с нисходящей интонацией состоит из 2 слогов, граница между которыми лежит внутри согласного t в силу усечённого характера гласного þ. Однако, когда её произносят с восходящей интонацией, она удлиняется настолько, что может сигнализировать о границе слогов, меду звуками t и þ. В подобных случаях мы можем говорить о том, что слогоделение является одним из факторов дифференциации коммуникативного типа предложения. Это различие работает не всегда, т.к. долгота английских гласных зависит от многих факторов. Подобные факты требуют дальнейшего изучения.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, мы можем отметить, что на функциональном уровне слог представляет собой мельчайшую произносительную единицу, потенциально обладающую лингвистическим значением.

Таким образом, основные особенности английского слога, которые могут привлечь внимание учёных, следующие:

  1. Граница слога находится внутри согласного в интервокальной позиции, которому предшествуют гласные, например: Betty, racket, money, hotter.
  2. Граница слога находится перед согласным в интервокальной позиции, если ему не предшествуют гласные: later, speaker.
  3. Сонанты становятся слогообразующими, если им предшествуют шумные согласные: little, blossom,sudden.
  4. В одном слоге не может присутствовать более чем один гласный (дифтонг или монофтонг).
  5. Типичным и фундаментальным типом слога в английском языке является (C)VC
  6. Конечный согласный в слове обычно слабый.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бурая Е.Л., Галочкина И.Е., Шевченко Т.И. Фонетика современного английского языка. Теоретический курс. М.-Академия, 2006
  2. Веренинова Ж.Б. Текст лекций по теоретической фонетике английского языка: Интонация. Часть М., 1991.
  3. Галочкина И.Е., Бурая Е.А. Текст лекций по теоретической фонетике английского языка: Мелодика. Ритм. Часть М., 1991.
  4. Кодзасов С.В., Кривнова О.Ф. Общая фонетика. М., РГГУ, 2001
  5. Кулешов В.В., Мишин А.Б. Сопоставление артикуляционных баз английского и русского языков и фонетическая интерференция. М., 1987.
  6. Leontyeva S.F. A Theoretical Course of English Phonetics. , 2002
  7. Моисеев А. И.Типология слогов в современном русском литературном языке. — ВЯ, 1975, № 6, с. 112.

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Рефераты бесплатно
Adblock
detector